Вы здесь

Сообщение об ошибке

  • Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u175216/real-apru/www/index.php:3) in drupal_send_headers() (line 1237 of /home/u175216/real-apru/www/includes/bootstrap.inc).
  • Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u175216/real-apru/www/index.php:3) in drupal_send_headers() (line 1237 of /home/u175216/real-apru/www/includes/bootstrap.inc).
  • Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u175216/real-apru/www/index.php:3) in drupal_send_headers() (line 1237 of /home/u175216/real-apru/www/includes/bootstrap.inc).
  • Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u175216/real-apru/www/index.php:3) in drupal_send_headers() (line 1237 of /home/u175216/real-apru/www/includes/bootstrap.inc).
  • Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u175216/real-apru/www/index.php:3) в функции drupal_send_headers() (строка 1237 в файле /home/u175216/real-apru/www/includes/bootstrap.inc).
  • Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u175216/real-apru/www/index.php:3) в функции drupal_send_headers() (строка 1237 в файле /home/u175216/real-apru/www/includes/bootstrap.inc).

Хотели, как лучше – а получилось, как всегда

Приют, который хуже улицы: как этого избежать?
 
Эта статья будет анонимной.
Но не потому, что автору (или авторам) не хочется выступать публично. Причина – совсем в другом.
Вероятно, многие зоозащитники в самых различных населенных пунктах узнают в этих описаниях свои собственные приюты, частично или полностью. Но автор (а может, и авторы) не хотят догадок на тему: "а какие же приюты описаны в статье – кто лично повинен в страданиях животных, в кого бросать тухлые помидоры?" Поэтому, уж извините, уважаемый читатель – но мы постараемся скрыть от вас, в каком городе (или даже – в какой стране) живем мы сами; а также, где живут наши герои, и как звучат их имена.
Почему? Потому что целью написания статьи являются не громкие разоблачения – а помощь. Мы хотим помочь понять, каких добрых намерений защитник животных должен всеми силами избегать, ибо они ведут в ад.
Другими словами – статья о том, как люди с наилучшими намерениями делают из приюта концлагерь. И о том, как этого избежать.
 
…этот приют хорошо известен в городских кругах, хоть как-то связанных с защитой животных. Он принадлежит зоозащитной организации с хорошей репутацией, и вообще считается одним из лучших в стране. Приют большой – число содержащихся в нем животных (собак и кошек) превышает две тысячи.
Руководитель приюта – как и вся их зоозащитная организация в целом – придерживается мнения, что усыплять можно только безнадежно больных и страдающих животных. Соответственно, приют – без усыпления: то, что на Западе называется limited admission shelter, в переводе – приют ограниченного приема.
Некоторое время тому о приюте сняли хвалебный телерепортаж. Конечно же, сотрудники и старые волонтеры постарались показать свое детище с самой лучшей стороны. Но… вот мнение зрителя, никогда не имевшего ничего общего ни с одной зоозащитной организацией, а следовательно, непредубежденного – однако хорошо знающего нужды и потребности животных: "Да это же какой-то садизм! Как можно так издеваться над живыми существами?" Еще более печальная картина предстает глазам волонтеров, бывающих в приюте постоянно: ведь они видят не рекламную лакированную картинку для телевидения – а будни и изнанку приютской жизни.
В чем же дело, что ужаснуло случайного зрителя, и что шокирует волонтеров?
 
Во-первых, приют переполнен. Вольеров не хватает, животные постоянно пребывают в скученности и стрессе.
Из-за этого в приюте процветают скрытые инфекции, время от времени дающие о себе знать очередными вспышками.
Кроме того, собаки дерутся до крови, до страшных ран, до распоротых животов. Однако те, кто непосредственно управляет приютскими делами, уверены: это норма, это естественно и неизбежно. Соответственно, не видят и необходимости что-то менять.
Но на самом деле драки до смерти – не норма ни для кошек, ни для собак. Большинство драк между представителями одного вида в животном мире носит ритуальный характер. Бой прекращается, как только один из соперников признает себя побежденным и принимает позу подчинения. Крайне редко в результате таких "турниров" кто-то получает действительно серьезные травмы. Если же результат драки – распоротый живот, глубокие покусы, огромные рваные раны, то, скорее всего, либо побежденного пытались убить, чтобы съесть – либо оба соперника были в постоянном стрессе из-за навязанного обстоятельствами слишком тесного соседства.
 
Вывод номер один:
Помните о нормах "жилплощади", которые должны приходиться на каждое животное. Необходимую площадь боксов и вольеров для собак (в зависимости от размеров) и кошек; а также количество животных, которое допустимо объединять в одном вольере, можно найти в методических рекомендациях по содержанию животных в приютах и в вивариях. Перед тем, как брать новое животное – подсчитайте, в состоянии ли вы ему предоставить необходимое жизненное пространство. Если у вас уже слишком тесно – лучше откажите в приеме, не создавайте своими руками невыносимую и губительную для животных тесноту.
Имейте наготове адреса других приютов (если они есть в вашем городе), а также платных и бесплатных домашних передержек, контактную информацию других обществ и групп по защите животных. Если вам принесли животное, которое вы не можете принять – то вы, по крайней мере, сможете посоветовать, куда еще можно обратиться с этой бедой.
 
Вывод номер два:
Нужно обязательно следить за поведением животных в вольере. Драка – тревожный признак. Систематические или сопровождающиеся травмами драки – сигнал SOS и повод для немедленного вмешательства: дерущихся животных нужно рассадить по разным вольерам; если кто-то особо склонен проявлять агрессию, или, наоборот, забит, то лучше такое животное содержать отдельно, заменяя ему общение с сородичами – заботой и вниманием людей.
 
Как уже было сказано, в приюте процветают инфекции. Частично – это вина скученности животных. Но, к сожалению, не только.
В приюте пренебрегают карантинными мерами, и нет даже намеков на санитарный режим.
Животное, только что принесенное с улицы, могут сразу же пускать в общий вольер.
Полностью отсутствует изолятор, куда бы можно было переместить заболевшую кошку или собаку. Самых тяжелобольных иногда забирают в кабинет директора – но полноценно продезинфицировать после них это помещение малореально.
Между разными помещениями нет даже элементарных дезинфекционных ковриков.
Животных постоянно пересаживают из вольера в вольер. В приют время от времени поступают детеныши: всех котят ссаживают в один вольер, а всех щенков – в другой.
Сотрудники и волонтеры экономят на шприцах: одним шприцем могут уколоть несколько (а то и несколько десятков) животных.
На замечания реагируют болезненно: "Да мы тут изо всех сил стараемся! у нас нет денег устроить все так, как вы хотите – мы вынуждены экономить каждую копейку!" И с этим сложно спорить: люди действительно пропадают в приюте днями и ночами, тратят свои силы, время, и личные средства; пожертвований же поступает не так, чтобы сильно много. Но результаты их стараний, к сожалению, мизерны; а цена экономии – страдания и смерти животных. Время от времени случаются ситуации, когда трупы погибших животных жгут буквально штабелями: это стараются держать в секрете, но факт остается фактом.
Самое страшное, что этот ужас в приюте тоже считают нормой. Персонал приюта относится к непрекращающимся эпидемиям как к естественному и неизбежному положению вещей.
Но ничего естественного в приютских эпидемиях нет: их причина – неестественное скопление животных одного вида на ограниченной площади.
В природе дикие родственники кошек и собак живут небольшими группами, или даже поодиночке. Территории, принадлежащие каждой такой небольшой группе, велики; а контакты с "соседями" – ограничены. В дикой природе инфекции никогда не распространились бы с такой стремительностью, как в приюте; и не охватили бы всю популяцию.
В приюте же все наоборот. Территории, принадлежащие отдельным животным и их группам, по меркам дикой природы, просто микроскопические. Животные находятся в больших скоплениях себе подобных, и в близком соседстве с сотнями представителей своего вида. Поэтому инфекции распространяются молниеносно, и опасности заражения подвергается каждое животное. Но ничего естественного в этом нет: эпидемия в приюте – чрезвычайное происшествие, и именно так к ней и следует относиться.
 
Вывод номер три.
Организуя приют, обязательно имейте в виду необходимость карантина и изолятора. Если у вас нет возможности устроить карантин – не берите животных прямо с улицы, а только от хозяев или с незараженных квартирных передержек.
 
Вывод номер четыре.
Будьте крайне осторожны, пересаживая животное из вольера в вольер. Не следует этого делать без крайней необходимости. Никогда не объединяйте детенышей из разных пометов: слабая иммунная система котят и щенков еще не в состоянии защитить их от инфекций, и поэтому нельзя допускать их контактов с животными из других стай и прайдов.
 
Вывод номер пять.
Перед тем, как сэкономить – подумайте раз, а потом еще раз, и еще раз. На мерах профилактики инфекций ЭКОНОМИТЬ КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕЛЬЗЯ.
Систематически дезинфицируйте все помещения, в которых содержатся животные; а также весь инвентарь: подстилки, миски, лотки, будки, клетки, игрушки, и др. Инвентарь, который невозможно дезинфицировать, может использоваться только в качестве одноразового. Обязательно проводите тщательную дезинфекцию в вольере или помещении, где было обнаружено больное животное. Больного удаляйте из общего вольера как можно быстрее.
Создавайте дезбарьеры между помещениями, у входа в здания, и на въезде на территорию приюта. Это могут быть специальные губчатые коврики, пропитанные раствором дезинфектанта, или лотки с опилками, обильно политыми дезсредством. Позаботьтесь, чтобы все волонтеры и сотрудники, входя в помещение, всегда пользовались этими дезковриками для обеззараживания своей обуви. Очень желательно, чтобы волонтеры и сотрудники имели спецодежду для работы в приюте. Для карантина и изолятора отдельная одежда обязательна.
Дезбарьер на въезде выполняется в форме забетонированного углубления с дезраствором, через которое проезжает каждое транспортное средство, въезжающее на территорию приюта.
Не используйте один шприц для нескольких животных. Если финансовая ситуация настолько аховая, что вы не можете себе позволить ежедневно выбрасывать десятки шприцев – напишите на каждом шприце маркером кличку (или номер) животного, и делайте этим шприцем уколы на протяжении нескольких дней – но только тому животному, чья кличка написана на шприце. В промежутке между использованиями храните такие шприцы в холодильнике, а перед каждым уколом протирайте иглу спиртом.
 
Собачьи вольеры в приюте устроены крайне неудачно: собаки постоянно подкапываются под ограждения или проделывают в них лазы, и, благодаря этому, перемещаются по территории приюта, как сами пожелают. В кошатнике тоже случаются такие казусы, хотя и редко. В результате возникают дополнительные драки, вязки нестерилизованных животных, заражения инфекционными заболеваниями (например, несколько кобелей с венсаркомой, которых все никак не могут поймать волонтеры и сотрудники приюта, бегают по территории, вяжут всех встреченных сук, и заражают их).
Собачьи вольеры и кошачьи выгулы расположены так, что собаки могут видеть кошек, а кошки – собак. В результате многие собаки лают на кошек, и пугают их.
 
Вывод номер шесть.
Прежде, чем строить приют – тщательно продумайте расположение помещений, выгулов и вольеров. Ознакомьтесь с требованиями к приютам, с опытом других приютов. Старайтесь учиться на чужих ошибках, а не совершать свои: цена ошибки может быть слишком высока, а исправление ошибки не всегда возможно.
Используйте подходящие материалы – а не те, которые попались вам под руку. Вольеры и выгулы должны быть надежными, неразрушимыми для содержащихся в них животных; все поверхности должны легко мыться и дезинфицироваться.
В наружных вольерах и выгулах желательно использовать заменяющуюся подстилку: опилки, сено, солому. Это облегчит уборку – особенно в холодное время года, когда в вольерах может намерзать талая вода, смешанная с экскрементами животных.
У входа в вольеры или помещения, где содержатся животные, желательны тамбуры: маленькие промежуточные пространства с двумя дверцами. Через наружную дверцу сотрудник или волонтер попадает в тамбур, и, лишь закрыв ее за собой, проходит через вторую дверцу в помещение или вольер с животными: это не позволит кошкам и собакам выскакивать из вольеров, "просачиваясь" мимо входящего человека. Еще один возможный вариант - это перехватывающий загон: дополнительное ограждение вокруг блока вольеров.
Располагайте "кошатник" и "собачник" так, чтобы кошки и собаки не видели друг друга.
 
Официальная позиция патронов приюта – отсутствие усыпления. Но животных в приюте все же убивают, причем очень жестокими методами.
Речь об утоплении новорожденных.
Как уже было сказано, животные в приюте могут убегать из своих вольеров, и свободно перемещаться по территории. Кроме того, в приюте нет индивидуального учета животных: даже сами руководители и сотрудники, не говоря уж о волонтерах, далеко не всегда знают, какое животное стерилизовано – а какое нет. В результате нестерильный самец может быть помещен к нестерильным самкам. Следствие – многочисленные беременности.
Эти беременности могут оставаться незамеченными до самых крайних сроков, или даже до родов: не у каждой беременной самки – большой и бросающийся в глаза живот, а нагрузка на сотрудников и волонтеров колоссальна: рабочих рук катастрофически не хватает.
В результате самку могут отправить на стерилизацию чуть ли не за неделю до родов; а уже рожденному потомству – одна дорога: в ведро с водой. Причина таких поступков – вовсе не садизм сотрудников; а их ветеринарная и общебиологическая неграмотность, и незнание основ приютского дела. Сотрудники не понимают (и не хотят слушать), что стерилизация на поздних сроках беременности допустима только в тех ситуациях, когда другого выхода нет; и уж, во всяком случае, не должна осуществляться потому, что в приюте по небрежению допускаются постоянные вязки нестерильных животных. Сотрудники не знают (и не хотят знать), что слепые детеныши уже вполне способны ощущать боль, и страдают в процессе утопления. Сотрудники не знакомы с методами гуманного усыпления животных; в приюте даже нет препарата, которым можно было бы безболезненно умертвить животное.
Но не только котята и щенки умирают в страданиях в этом "образцово-показательном" приюте уважаемой зоозащитной организации. Взрослым животным порою приходится не легче.
Как уже было сказано, в приюте процветают инфекции – в том числе, скрытые и хронические. Многие животные нездоровы. И волонтеры приюта, конечно же, пытаются лечить таких животных – за свои средства и своими силами. Но при этом вполне могут услышать от приютского "начальства": "Да не лечите вы их, не тратьте время – все равно они погибнут!". Да, вот так: в приюте всячески противятся усыплению животных – но не имеют ничего против медленной и мучительной их гибели от болезней. Главное, чтобы не своими руками. Вот так забота о формальном, буквальном соблюдении "неусыпительной" политики оборачивается издевательством над больными, уже обреченными на смерть животными, которых не могут вылечить – но не хотят прекратить их страдания.
Своего ветеринара в приюте нет: для стерилизации животных привлекают неопытных студентов-практикантов, а всем остальным занимаются сотрудники, не обладающие нужными знаниями и навыками, и не пытающиеся чему-то научиться: они уверены, что их уровень знаний вполне достаточен. Среди персонала бытуют какие-то дикие заблуждения, предрассудки и суеверия, следствием которых становятся грубейшие ошибки при содержании и лечении животных.
 
Вывод номер семь.
Ведите обязательный индивидуальный учет. Вы должны иметь возможность четко проследить всю "биографию" каждого животного: откуда оно пришло в приют, каковы его индивидуальные особенности здоровья и характера, стерилизовано оно – или нет; какие прививки оно получало, и когда; чем болело, когда производились обработки от паразитов. Не надейтесь на память: ведите упорядоченные записи, в которых легко можно найти каждую информацию. На каждом вольере также должен быть прикреплен перечень всех содержащихся в нем животных, и основные сведения о каждом из них.
 
Вывод номер восемь.
Позаботьтесь о том, чтобы в приюте обязательно был сотрудник или постоянный надежный волонтер с ветеринарной/зоотехнической квалификацией. Если в рядах вашей организации нет ветеринаров, и вы не можете оплачивать консультации ветеринара со стороны – постарайтесь договориться с какой-нибудь ветклиникой, чтобы над вашим приютом "взяли шефство". Если вы не можете сделать ничего из вышеперечисленного – лучше откажитесь от организации приюта: ничего хорошего из вашей затеи не выйдет.
Повышайте свою собственную квалификацию: читайте литературу о приютском деле и по ветеринарии, знакомьтесь с опытом других приютов, прислушивайтесь к добрым советам специалистов.
 
Вывод номер девять.
Даже если ваш приют предусматривает пожизненное содержание – вам неизбежно придется кого-нибудь усыплять. Безнадежно больных и искалеченных; с выраженными психическими патологиями – в любом случае. Не издевайтесь над страдающим обреченным животным, не дожидайтесь, чтобы оно умерло само; дайте ему уйти без мучений: защитник животных должен в первую очередь заботиться о том, чтобы животные не страдали – а не о своем душевном спокойствии.
Если у вас нет условий для содержания новорожденных (самка с выводком должны находиться отдельно от других животных, и в приюте не должно быть скрытых инфекций) – то вам придется избавляться и от малышей, родившихся в приюте: вы, конечно, не должны допускать внутриприютских вязок – но к вам может поступить уже беременная самка.
Поэтому заранее узнайте, какие методы гуманного усыпления разрешены и доступны в вашей стране. По закону, усыплять животных должен человек, обладающий необходимой для этого квалификацией и получивший профильное образование; еще раз: если у вас категорически нет возможности пользоваться услугами ветеринара - лучше не беритесь за организацию приюта.
Не используйте такие методы избавления от новорожденных, как утопление или закапывание: это ОЧЕНЬ жестоко, и не разрешено ни в одном цивилизованном государстве.
 
В приюте есть свои "долгострои". Это сооружения, которые начали строить – но не закончили, из-за нехватки средств и рабочих рук.
Например, один из благотворителей пожертвовал деньги на постройку новых помещений для кошек. Активисты начали строительство – но деньги "неожиданно" кончились, и сейчас несколько почти готовых "кошатников" используются не по назначению – а в качестве кладовок для хлама и свалок строймусора. Кошки же сидят друг у друга на голове: "кошатники" перенаселены, нет возможности изолировать больных животных, нет возможности карантинировать новичков, и даже нет возможности надежно отделить нестерилизованных самцов от нестерилизованных самок.
 
Вывод номер десять.
Никогда не надейтесь на "авось". Прежде, чем затевать строительство, расширение приюта, или любое другое мероприятие, требующее вложения денежных средств – составьте план и смету мероприятия, опросите потенциальных помощников и спонсоров, и определитесь, какие конкретно суммы, какую практическую помощь, и от кого, вы можете получить.
Не надейтесь ни на: "всем миром справимся", ни на: "вот кинем клич". Сначала кидайте клич, оценивайте возможности откликнувшихся на этот клич – и лишь потом начинайте масштабные мероприятия.
В противном случае – будьте готовы, что вы можете потратить зря силы, время, и деньги (свои и спонсоров); но не получите желаемого результата.
 
Приютские животные плохо пристраиваются. И это совершенно не удивительно: большинство приютских собак – потомственные дички, которых нужно долго и старательно приучать к жизни с человеком. То же можно сказать и о части приютских кошек: сотрудники и волонтеры приюта не всегда знают даже пол такого животного – настолько оно дикое, и не дается в руки.
Однако количество животных слишком велико, а число сотрудников и волонтеров слишком мало, чтобы заниматься "одомашниванием" таких полудиких кошек и собак: рабочих рук не хватает катастрофически, и все, кто работает в приюте, выбиваются из сил, чтобы хотя бы поддерживать чистоту, вовремя кормить животных, и производить элементарные медицинские манипуляции над больными.
Но вольерное содержание без тесных и постоянных контактов с людьми, без полноценного общения с человеком, не сводящегося к "убрал-покормил-погладил-ушел", еще более отдаляет животное от человека; еще более способствует одичанию. В вольере может стать полудиким даже животное, некогда жившее в доме человека – а что уж тут говорить о тех, кто всю жизнь провел в дворовом прайде или в уличной стае?
Понятно, что неравнодушному человеку очень трудно пройти мимо животного, которое нуждается в помощи здесь и сейчас. Но все же, намереваясь забрать животное в приют – нельзя не думать о перспективе.
Забив все вольеры лишенными тесного общения с человеком и постепенно дичающими собаками и кошками, с каждым днем теряющими шансы на обретение дома и хозяина, вы уберете с улицы лишь столько животных, сколько их поместилось в вашем приюте.
Взяв менее быстрый темп, и волевым решением ограничив количество принимаемых животных – вы сможете обеспечить более эффективное пристройство. Благодаря тому, что животные будут постоянно уходить из приюта в дом нового хозяина, вы сможете брать на их место новых зверей – а значит, через ваш приют пройдет гораздо больше кошек и собак, нуждающихся в помощи.
 
Вывод номер одиннадцать.
Оцените трезво не только свои финансовые возможности – но и количество людей, которых вы сможете привлечь к заботе о животных. Не набирайте по три десятка собак и кошек на каждого активиста: они просто не успеют уделить внимание каждому зверику. Если у вас нет кинолога (профессионала или хотя бы очень хорошего, умелого любителя) – старайтесь не брать очень диких собак: их шансы на обретение хозяина призрачны, да и отдавать такую собаку новым хозяевам без очень серьезного курса дрессировки было бы полнейшей безответственностью с вашей стороны.
Если вы не сумеете подготовить животное к передаче новому хозяину – оно обречено пожизненно сидеть в приютском вольере. Это плохо не только для самого "пожизненно заключенного" – но и для десятков других животных, которым вы не сможете помочь, потому что места в вашем приюте почти не будут освобождаться.
 
Вот такие одиннадцать выводов можно сделать, проанализировав ошибки, совершенные основателями и активистами приюта, который по местным меркам считается очень хорошим. А теперь попробуем их обобщить, учитывая, что в других приютах могут совершать и другие ошибки – точно так же руководствуясь самыми наилучшими намерениями. Однако источник подобных ошибок всегда один: непрофессионализм.
 
Итак:
Самый главный вывод.
Прежде, чем организовывать приют – тщательно изучите основы приютского дела. Не ограничивайтесь советами таких же любителей, как и вы сами: обращайтесь к опубликованным профессиональным рекомендациям и утвержденным правилам содержания животных. Знайте, что эти правила писаны кровью: игнорировать их – значит подвергать опасности жизни подопечных животных, и обрекать их на страдания.
Не забывайте, что животное может страдать незаметно для вас: у кошек и собак не такие поведенческие реакции, как у людей; и признаки страдания зачастую неочевидны для человека, который не изучал этот вопрос специально. Вам может казаться, что животные вполне счастливы – тогда как на самом деле это может быть совсем не так.
Никогда не становитесь в оскорбленную позу, если вас критикуют. Лучше прислушивайтесь к критике и к советам; проанализируйте их, сравните с собственным опытом и с профессиональными рекомендациями – и сделайте правильные выводы.
Помните, что вашей задачей является помощь животным – а не самоотверженный труд и мужественное преодоление препятствий. А это значит, что хорош не тот приют, в котором активисты тратят на животных последние средства, непосильно работают, и валятся с ног от изнеможения – а тот, который помог сохранить жизнь, здоровье, и обрести новый дом как можно большему количеству обездоленных животных.
 
Материалы, которые помогут вам правильно организовать работу в вашем приюте, вы найдете в других статьях этого же раздела.

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer